Posts tagged ‘Церковь’

ВЕЛИЧАЙШИЙ ИЗ ДАРОВ

Вера… Величайший дар и величайшее достояние, то, без чего невозможно не только угодить Богу, но и вообще – помыслить, что Он есть, существует. Дверь в иной, прекрасный, не подверженный тлению мир, способность видеть невидимое, осязать неосязаемое, познавать непознаваемое.

Как легко, как радостно жить, когда и она – живая, эту жизнь пронизывающая, наполняющая смыслом, одухотворяющая, определяющая ее всю, а точнее – просто выводящая за пределы того, что здесь, и поставляющая перед реальностью того, что там! Она дает силы переносить любые трудности, справляться с самыми серьезными испытаниями, утешает, укрепляет, позволяет идти по вздымающимся волнам всегда волнующегося житейского моря, не страшась потопления в них.

И как же, напротив, тяжело, когда вера оскудевает! Всё разом меняется. Исчезает это удивительное ощущение свободы, простора, которое и в самых стесненных обстоятельствах подает искренне верующей душе Господь. Напротив, чувствуешь себя каким-то замученным, загнанным зверьком, преследуемой людьми и демонами жертвой. И действительно становишься таким! Оскудевает вера – и изнемогает надежда; оскудевает вера – и теряет силу любовь. Вечность больше не воспринимается как то, на пороге чего ты уже стоишь, она вообще не ощущается как реальность. И Бога уже не чувствуешь как Того, Кто всех ближе, Кто один знает тебя, как никто, ценит, дорожит тобой. И люди становятся какими-то плоскими, ненастоящими. И жизнь…

Всего этого не знает человек не веривший, ему не с чем сравнивать то, как он живет, другая жизнь – жизнь, наполненная и преображенная верой, – ему ведь неведома. Но когда ты, напротив, успел изведать, опытно узнать ее, а потом утратил, «выпал» из нее в «обычную», «простую», «конечную»… Вот это беда, это несчастье >>>

БУДЕТ СЧАСТЬЕ

«Жизнь не задалась… Все не так! Вот другие… Почему у них все получается, все планы реализуются, все спорится? Чем хуже я, чем лучше они? Отчего все так несправедливо? Почему Господь мне не помогает?»

Знакомые вопросы? Часто приходится их слышать? А отвечать на них? А самому задавать?.. Не вслух, может быть, про себя только. Но случается ведь…

А и правда — отчего? Почему?

Ведь Господь всегда «близ призывающих Его» (Пс. 144, 18). Ведь нет никого, кто был бы Им нелюбим, бесповоротно отвергнут. И нет, не может быть у Него никакого лицеприятия. Что же тогда?

Верит человек, в храм ходит, исповедуется, причащается, молится. А все одно — как об стену горох: те же неудачи, то же кручение на одном месте, та же бестолковость жизни, бесплодность всех усилий. И то же непроходящее недоумение, до скорби, до боли, до обиды: «Да почему?!».

Есть один ответ… Очень внятный, очень ясный, единственно верный. Одновременно и на поверхности лежащий, и предельно глубокий, серьезный. И вместе с этим — умом и сердцем не просто не принимаемый, а прямо отторгаемый ими.

…Как же часто мы просим Господа о помощи и одновременно противимся Ему — всеми силами, всем существом своим! Как просил некогда Августин: «Господи, даруй мне целомудрие. Но только не сейчас!». И больше того: «Помоги, но не так, и не так… Этого не отбирай! То — оставь! Спаси, но дай свободу грешить…».

Ищем счастья и бежим от Того, Кто один — не только его источник, но и само счастье. Пытаемся украдкой от Всевидящего (!) что-то урвать от жизни, насладиться тем, что противно Ему.

И искренне обижаемся… на Него. И жалуемся. И ропщем. И от всего этого — еще хуже.

А состояться-то подлинным образом можно лишь одним способом. «Скажи мне, Господи, путь, воньже пойду, яко к Тебе взях душу мою» (Пс. 142, 8). А еще лучше: «Сам меня, Господи, этим путем поведи, даже если не захочу потом этого, если вырываться буду, биться в Твоих руках. Сейчас, когда мой ум хотя бы отчасти ясен, когда страсти не помрачают его, приношу молитву мою. Вонми ей, не дай пропасть мне вдали от Тебя».

Поразительно, как мы боимся сказать что называется у отцов «в чувстве сердца»: «Да будет воля Твоя!» или проще: «Делай со мной, что хочешь, только спаси!». По Его воле приходим в этот мир, по Его же воле его покидаем, от Его решения и вечная участь наша зависит всецело, и Ему не доверяем? Никто не любил и не полюбит нас так, как Он, и Его боимся? >>>

ФОРМУЛА СЕМЬИ. Из опыта семейной жизни. Артемовы

Семья АртемовыхСергей Иванович, 43 года, водитель в фонде «Милосердие»

Наталья Викторовна, 49 лет, руководитель средней группы фольклорного хора

22 года в браке

Дети:

  • Николай, 21 год, студент МГОУ, исторический факультет
  • Иван, 19 лет, студент МАДИ, отделение строительства дорог
  • Даниил, 18 лет, студент МПГУ, отделение физкультуры
  • Мария, 16 лет, ученица 10го класса гимназии № 1538
  • Федор, 14 лет, ученик 8го класса школы № 1192
  • Василиса, 10 лет, ученица 4го класса школы № 1192

Сергей Иванович

Мою жену я ценю за готовность рожать детей и заниматься их воспитанием. Это основное. Конечно, когда я женился, думал о другом — Наташа мне нравилась своей скромностью, симпатичностью. Но с опытом начинаешь ценить именно то, что ей так дорога семья, что она так охотно выполняет свой долг жены и матери.

Когда создавал семью, у меня не было четкого представления, какой она должна быть. Я просто не сопротивлялся, и все сложилось естественным образом. У меня было доверие к Богу, уверенность, что все происходящее — к лучшему. Поэтому я не сопротивлялся. Мне даже в какой-то момент стало интересно, чем же все это закончится? >>>

ТРЕВОЖНОСТЬ, С КОТОРОЙ МЫ НЕ МОЖЕМ РАССТАТЬСЯ

– Испытываешь ли ты чувство тревоги? – Я задавал этот вопрос очень многим людям, и большинство из них смотрели на меня, улыбались и отвечали:

– Батюшка, это риторический вопрос? Естественно, все мы испытываем тревогу. Может быть, ты не тревожишься?

И тогда я оказался в трудном положении: когда я задал этот вопрос себе, то понял, что и во мне живет чувство тревоги. Все мы очень тревожимся. И сейчас, перед началом радиопередачи, я беспокоился и думал, смогу ли сказать то, что надо. Да, и я тревожусь.

Идешь в школу и видишь маленьких детей – оказывается, и у них присутствует в жизни напряженность, гонка, паника и неуверенность… Да, все мы беспокоимся. Невероятно, но это стало уже глобальной эпидемией. Всех нас охватывает это состояние.

Самое неприятное, что тревога – это то, что невозможно описать, не знаешь, что она собой представляет. Пытаешься подобрать слова – и не можешь. Что же это, в конце концов? Это – переполняющие душу страх, неуверенность, ощущение надвигающейся беды или мучительное воспоминание о том, что уже произошло. Так мы и живем: либо опасаемся того, что может случиться, либо то, что уже случилось, не отпускает, смущает и угнетает нас внутренне, ни на минуту не оставляя душу в покое.

Мы постоянно куда-то спешим, мы не умеем наслаждаться жизнью, которую нам даровал Господь. Мы постоянно находимся в погоне, постоянно ждем чего-то нового, отличающегося от того, что есть у нас сегодня. И возникает вопрос: а когда мы будем радоваться сегодняшнему дню? Когда им насладимся? Ведь то, что тут и сейчас, в твоих руках, так быстро исчезает. Время летит. Я говорю, и время пролетает, проходит. Настоящее постоянно ускользает от нас, мы постоянно живем в другом времени – между прошлым и будущим – и не замечаем настоящее. Сейчас часы показывают начало второго, но мы живем не этим часом, а завтрашним или послезавтрашним днем, думаем о том, что произойдет через месяц, какими мы будем. И туда, в будущее, мы заглядываем не созидательно и творчески, а с чувством тревоги. Постоянное ожидание чего-то и размышления об этом делают нас больными, и мы теряем способность радоваться >>>

ЧЕТЫРЕ ФИЛЬМА О СТАРЦАХ

Совсем недавно телеканал «Культура» показал в один день (4 мая 2013 года) четыре фильма о старцах:святителе Иоанне (Максимовиче)протоиерее Николае Гурьянове, преподобном Гаврииле (Ургебадзе) иархимандрите Иоанне (Крестьянкине). На нашем портале уже была опубликована беседа с их автором Юлией Варенцовой и вот теперь, с любезного разрешения автора и телеканала, мы представляем и сами фильмы.

ЧЕТЫРЕ ФИЛЬМА О СТАРЦАХ

«ПОКАЖИ МНЕ СВОЕГО БОГА!»

Руководитель петербургского Белого театра Михаил Михайлович ЧавчавадзеОб одном эпизоде Михаил Чавчавадзе вспоминает с особым волнением «Моя партийная карьера, — говорит он, как обычно, улыбаясь, — продолжалась ровно восемь часов! Приняли меня в пионеры, но потом руководство школы узнало, что я — верующий. Меня, 13-летнего мальчишку, вызвали к директору. Тут, в кабинете, я, наверное, впервые на себе осознал, что такое гонения. Только я зашёл, как на меня обрушился шквал нечленораздельных воплей какой-то дамы. Запомнились её глаза, налитые страхом и ненавистью. Придя немного в себя, я смог разобрать её слова: «Где Он, твой Бог?! А?! Где Он?! Нет Его! Скажи, что Его нет, и ты свободен! Где Бог?! Покажи Его!» Каюсь, но, увы, сегодня я не смог бы ей ответить теми же словами, которые родились не в моей голове, а гораздо глубже — в детской душе: «Вот, вы говорите, что Бога нет, а я Его в вас вижу — вот Он, в вас!» Бедная кричащая дама не просто осеклась, она прямо застыла на месте с выражением какого-то ужаса на лице. Ужаса не от детской дерзости, а от того, я думаю, что слова мальчишки заставили признать: Бог-то есть, и от того, как ты к Нему относишься, зависит не твоя карьера или свобода, а твоя жизнь. Ори — не ори, а Бог есть, и Он важнее, чем все остальное.

Молча, всучив мне громадную кипу антирелигиозных брошюр и сняв с меня (видимо, в качестве бартера) пионерский галстук, она указала на дверь >>>

Святитель Игнатий – наставник духовной жизни (Лекция проф. МДА Осипова А.И.)

«Вот Игнатий Брянчанинов, да вознаградит его Господь, все время говорит об этом. Его вы теперь не понимаете. Все у него внутри насаждает мысль о смирении. Что же такое смирение? У меня к пониманию смирения был такой переход. Однажды мне пришла мысль, совершенно отчетливая и ясная: а что такое все наши дела, все наши молитвы, наше все? Надо взывать, как мытарь: “Боже, милостив буди мне, грешнику!” Сердце вот тут-то у меня и поняло, поняло, что самое существенное — это милость Божия. Это было понятно не умом, а сердцем. И вот с этих пор я стал обращать в себе эту мысль, жить этой мыслью, молиться этой мыслью, чтобы Господь не отнял, а развил ее.

Это и есть начальное смирение — началь­ное, подчеркиваю,— [сознавать] что мы сами — ничто, а творение Божие, мы — создание Божие только. Поэтому, чем нам гордиться, что нам противопоставлять Богу? Хотя Господь почтил нас величайшим достоинством — быть сынами Божиими, но это — дар Божий. Потом, призывая, искупил нас для того, чтобы восстановить, усыновить Себе, но и это — опять дар Божий. Грешим, грешим — Господь прощает, это — дар Божий. А у нас что? У нас своего — ничего. Вот это должно войти в сердце человеческое. Не умом нужно понять, а сердцем.

Человек должен в каждой молитве, как бы он ни вдохновился, какое бы восхищение в молитве Господь ни дал человеку, он должен молиться в основе, как мытарь: “Боже, будь милостив мне, грешному”. Все, и даже вот это вдохновение — все это есть дар Божий. Нет в нас ничего доброго, все — от Господа. Словом, как говорил Давид, я — блоха во Израиле, я — червь, а не человек. Что думаете, для красоты что ли эти слова он говорил? Нет. Они исходи­ли из этого состояния, о котором я говорю. К этому искренно надо прийти и из этого состояния должна исходить всякая наша молитва. Это и есть начальное смирение, именно начальное. Отсюда исходит еще другое, о чем я должен сказать, как о самом важном. Человеку необходимо почувствовать не умом, и не толь­ко сердцем, а всем своим существом, с головы до пят, непостижимую ни для человеков, ни для Ангелов любовь Божию. Он должен благодарить Бога, славословить Его, преклоняться пред Ним, пред Господом, за Его великую ми­лость и любовь. Он должен бы желать не толь­ко быть распятым рядом с Ним и перенести все, но быть растерзанным на куски, и не только растерзанным, а терзаемым всю жизнь. Вот как он должен себя чувствовать. А мы, окаянные, не можем и малейшей скорби терпеть, даже самой малейшей.

Поэтому первыми словами молитвы и поставлены Церковью слова: “Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе”, то есть “Слава, благодарение Тебе, Господи, за Твою милость, за Твою любовь, за снисхождение, за то, что Ты, Господь, Творец вселенной, пред Которым трепещут все Ангелы, снизошел до того, что позволяешь нам называть Тебя своим Господом и обращаться к Тебе, молиться Тебе”.

Все Господь делает для человека, для его радости, для его спасения, даже для его удовольствия. Все делает Господь, лишь бы это было в пользу, а не во вред человеку. Поэтому нечего бояться, нечего страшиться скорбей. Все Господь сделает, может избавить от всего. Для нашей пользы только не все делается. Поэтому нам надо преклоняться пред Господом (вот и нужны для этого свои отдельные комнаты), благодарить, славословить, молиться Ему от всей души…

Понятно? Умом понятно, а сердцем еще далеко вам понять. А чтобы понять сердцем, во-первых, обязательно надо молиться уеди­ненной молитвой. Обязательно! А потом, жить поевангельски, каяться в грехах. Ибо человек должен не только понять, но почувствовать, что мы мытари, что должно обращаться к Богу, как мытарь. Не просто к этому придешь. А приходит человек многократным падением, нару­шением заповедей Божиих. Раз пал, встал, пока­ялся. Опять пал. Опять встал. И в конце концов поймет, что погибает без Господа.

К Сисою Великому пришел один брат и говорит: “Отче, я пал”.— “Встань”.— “Встал, опять пал”.— “Еще встань”.— “До каких же пор?” — “До смерти”. Когда человек поймет, глубоко, сердцем, это свое падение, поймет, что сам человек ничто, весь в падении, начнет взывать к Господу: “Боже, милостив будь мне, грешному, видишь, в каком я состоянии”,— тогда он может прийти в состояние начального смирения и спастись. Вот почему при искании Бога не нужно отчаиваться и страшиться падений…»

Игумен Никон (Воробьев). КАК  ЖИТЬ СЕГОДНЯ (ПИСЬМА О ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ)

 

 

Смысл жизни

Подробнее здесь aosipov.ru

ЧЕТЫРЕ ФИЛЬМА О СТАРЦАХ

На телеканале «Культура» в субботу, 4 мая, выйдет в эфир цикл документальных фильмов, посвященных подвижникам благочестия XX века. Это кинобиографии четырех известных старцев – архиепископа Иоанна Шанхайского, протоиерея Николая Гурьяноваархимандрита Гавриила (Ургебадзе) и архимандрита Иоанна (Крестьянкина).

Духовная Семинария. Жизнь, скрытая от посторонних глаз… 2

Нажмите на изображение для увеличенияНазвание: Семинария41.JPGПросмотров: 73Размер:	850.6 КбID:	9022Давайте поднимемся на верхний этаж Духовной Семинарии, в общежитие, и зайдем в гости к уже знакомым вам студентам. Попасть сюда можно только по особому благословению, так что нам с вами, считайте, повезло

Идет большая перемена, во время которой происходит полдник. У меня всего полчаса времени, чтобы успеть побывать там, где я собираюсь побывать, и не опоздать на следующий урок.
Мы с вами уже попили чаю, посетили библиотеку и читальный зал, теперь поспешим дальше >>>

Духовная Семинария. Жизнь, скрытая от посторонних глаз… 1

Нажмите на изображение для увеличенияНазвание: Семинария14.JPGПросмотров: 37Размер:	735.5 КбID:	8995Как живет Духовная Семинария? Где молятся, как занимаются, где, наконец, могут приклонить голову студенты Духовной Семинарии, будущие пастыри, иерархи и богословы Русской Православной Церкви? Об этом – два фотоочерка, которые я сделал недавно в стенах Петербургской Духовной школы.
В первом очерке мы с вами посетим храм Семинарии, аудиторию, трапезную, библиотеку и читальный зал. Во втором очерке заглянем туда, куда посторонним вход строго запрещен: в спальни общежития.

Здесь запах ладана смешивается с запахом щей и булочек с корицей, здесь колокольный звон соседствует со здоровым смехом молодых, веселых ребят. Здесь другое, уверяю, совсем другое настроение, а не то, которое предполагают критики Церкви, думая, что семинаристы  замоленные и заморенные юноши с бледным цветом лица, спасающиеся в тиши лампадного сумрака.

Впрочем, лучше всех слов о том, как живут в стенах Духовной Семинарии, расскажут фотографии >>>

Протоиерей Димитрий Смирнов. Церковь в современном мире: мифы и реальность

Лекция протоиерея Димитрия Смирнова, читанная 25 марта 2013 года в Северном государственном медицинском университете во время его миссионерской поездки в Архангельскую епархию. В этой лекции о.Димитрий высказал своё предложение задуматься всем о смысле жизни, начиная со школьной парты.

ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО СЕРАФИМА ВЫРИЦКОГО

Прп. Серафим ВырицкийПреподобный Серафим Вырицкий (в миру Василий Николаевич Муравьев) родился 31 марта 1866 года в деревне Вахромеево Арефинской волости Рыбинского уезда Ярославской губернии. Уже 1 апреля 1866 года при крещении он был назван Василием в честь преподобного Василия Нового, исповедника.

Родители мальчика, Николай Иванович и Хиония Алимпьевна Муравьевы, были истинно верующими, богобоязненными людьми. Для супругов Муравьевых Православие было не просто внешним благочестием и обрядом, но глубоким и сокровенным внутренним бытием. От младенчества Василий получал уроки добродетели. С детских лет в мальчике проявились те свойства христианской души, которые во всей полноте раскрылись в зрелые годы.

Человеколюбивый Господь даровал ему сообразительность, необыкновенное усердие, терпение и настойчивость в достижении цели, а также удивительную память. В раннем возрасте мальчик практически самостоятельно освоил грамоту и начала математики. Первыми его книгами стали Евангелие и Псалтирь.

В юности Василий зачитывался житиями святых, которые тогда продавались в виде маленьких разноцветных книжечек. Особенно поражала его воображение жизнь пустынных отшельников. Святые Павел Фивейский, Антоний, Макарий и Пахомий Великие, Мария Египетская… Эти имена рождали в отроке трепетное благоговение и радость. Уже тогда, открылся для него чудный таинственный мир, перед которым померкло все земное. В сокровенных глубинах чистой детской души зародилась мысль о принятии монашеского, ангельского образа. Для ближних это намерение до поры оставалось тайной >>>

Молитва у Полярного круга…

Нажмите на изображение для увеличенияНазвание: 2.jpgПросмотров: 78Размер:	189.1 КбID:	8708Одна наша прихожанка работает на исследовательском судне, обеспечивающем работу российских полярников в Антарктиде. Я сетую: «Да, и в храм вам не попасть с вашей работой…».
 Как не попасть? – отвечает.  У нас есть храм.
 Где? – недоумеваю.
 В Антарктиде.

Я попросил привести фотографии этого удивительного храма. И вот они перед нами, любезно переданные нам священником, служащим в самом северном (или, вернее, южном ) храме мира.
Два слова о храме:

Храм был срублен из сибирского кедра бригадой горноалтайских плотников под руководством К. В. Хромова на Алтае в селе Кызыл-Озек из древесины кедра и лиственницы, выросших на берегах Телецкого озера. Зданию храма дали «отстояться» почти год, затем разобрали, перевезли на грузовиках в Калининград, а оттуда на судне «Академик Сергей Вавилов»  в Антарктиду, где его вновь собрала бригада из восьми человек за 60 дней. Иконостас был выполнен палехскими мастерами, а колокола сделаны по заказу потомков С. И. Муравьёва-Апостола.
Храм приписан к Троице-Сергиевой Лавре, и большинство священников, служащих там,  из братии Лавры >>>

Великий пост. Вступая на стезю посильного подвига…

Дорогие! Только что сел за компьютер, чтобы написать несколько строк. Из приоткрытой на кухню двери душисто пахнет блинами, а сам я мысленно уже в другом пространстве, великопостном – по телефону договариваюсь о встрече с людьми на Первой седмице…

Ноги наши занесены над поприщем Великой Четыредесятницы…
И в эти предшествующие Великому посту дни, хочется сказать вам несколько напутственных слов:

Но сначала – история. Она произошла с одним нашим читателем и моим другом, который в прошлом году начал Великий пост на Афоне.

«Это была моя, отец К., ошибка… Здесь в первые дни вообще ничего не едят. Потом, в среду, дают водичку с укропом… И постоянное богослужение. Голова кружится, ноги не держат, в животе урчит, каждый час искушение: прямо сейчас вызвать катер-такси и броситься вон с Афона». 

Но мой друг преодолел все эти искушения. И вот однажды они с товарищем >>>

ТОЧКА ПАДЕНИЯ

Некоторое время назад публике была представлена новая коллекция известных дизайнеров одежды Дольче и Габбана. Она представляла собой реплики на тему византийского церковного искусства и включала иконные лики Божьей Матери и святых, священные христианские символы, которые выполняли роль аксессуаров и бижутерии. Мы увидели большие кресты наподобие архиерейских и наградных, которые располагались ниже пояса моделей, лики святых были нанесены на каблуки или прикрывали срамные места.

Реакция мира моды оказалась вполне сдержанной – дизайнеров обвинили в отсутствии эксперимента и чересчур дословном цитировании церковных изображений.

В самом деле, мир массовой культуры и шоу-бизнеса давно привык к частому использованию сакральных христианских символов – бижутерия в виде креста и эстрадные певички в одеждах монахинь уже стали вполне общим местом. Также распространена в массовой поп-культуре и откровенно сатанинская символика, тиражирование которой уже стало огромной индустрией. Перевернутые кресты, пентаграммы и атрибуты сатанизма – неотъемлемая часть субкультуры, включающей в себя клубную эстетику, связанную с культом наркотиков, транса и самого широкого спектра направлений рок-музыки – от психоделики до так называемого «металла».

Оттого эксперименты с христианской символикой в дизайне модной одежды, произведенные Дольче и Габбана, выглядят для публики, искушенной антихристианскими экспериментами массовой культуры, очередной буржуазной скукой и даже неким возвратом к традициям >>>

ЦЕНА ОБЪЯТИЙ

Распятие. Синайский монастырь, XIII в.Объятия Отча отверсти ми потщися,
блудно мое иждих житие,
на богатство неиждиваемое
взираяй щедрот Твоих, Спасе,
ныне обнищавшее мое да не презриши сердце.
Тебе бо, Господи, умилением зову:
согреших на Небо и пред Тобою.

Раз в году звучат на богослужении эти слова, в Неделю о блудном сыне, за всенощной. Где-то поются, трогая душу, проникая до самой глубины ее, где-то читаются, скоро и невнятно, никак не обращая на себя внимание, не давая понять заключенный в них смысл. Кому случалось бывать на монашеском постриге, тому в этом смысле повезло больше: там этот тропарь поется трижды, пока постригаемый ползет из притвора храма к алтарю, от грешного мира, куда он удалился, к сим любезным объятиям >>>

РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ ОТРЕАГИРОВАЛА НА ИЗМЕНЕНИЯ СЕМЕЙНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ФРАНЦИИ И ВЕЛИКОБРИТАНИИ

Опубликовано Заявление службы коммуникации Отдела внешних церковных связей по поводу последних изменений в семейном законодательстве Франции и Великобритании:

“В Европе продолжается процесс легализации однополых союзов. Недавно соответствующие законопроекты были утверждены нижними палатами французского и британского парламентов. Это происходило не только вопреки мнению части депутатов, но и на фоне массовых манифестаций протеста со стороны граждан.

Данные шаги в области законотворчества свидетельствуют о совершающемся в европейских обществах перевороте в понимании брака как такового. Юридическое признание гомосексуальных союзов и приравнивание их к браку является революцией в сфере законодательных норм, регулирующих семейные отношения, в том числе касающихся налогообложения, образования, здравоохранения, воспитания детей и др.

Легализация однополых союзов – это следующий шаг в сторону придания абсолютно нового смысла браку и семье, прямо противоположного христианскому. В основе своей этот процесс связан с потворством индивидуализму и гедонизму в масштабах общества, государства и, в конечном счете, всего человечества >>>

О БЛАГОЧЕСТИИ ВНЕШНЕМ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО…

Фото: Т.Кувшинова

Недавно зашел у меня разговор с сотрудниками о темах для следующего номера нашего журнала, и предложена была в числе прочих такая: «Внешние проявления благочестия — подлинного и ложного». Сначала я по инерции было согласился, что да, дескать, стоит лишний раз об этом поговорить. Потом решил все же свериться с автором идеи — а одинаково ли мы понимаем, о чем идет речь. Выяснилось, что думали мы примерно об одном и том же. Например, о храмах, на дверях которых висят объявления: «Женщинам в брюках и без платков вход воспрещен». Или о «шиканье» уже в легенду превратившихся «бабушек» на молоденькую девушку, в чрезмерно короткой юбке зашедшей в церковь. Или о людях, которые так истово крестятся в храме и так низко и сосредоточено кланяются, что и службы самой не слышат, и, упади кто рядом в обморок, не заметят, не говорю уже, не помогут.

И я тоже уже готов был согласиться: с примерами такими сталкиваться, конечно, приходилось, слов нет, и сколько раз! Только вот…

Только вот лично мне кажется, что эта проблема больше в прошлом или постепенно отходит туда. А в настоящем куда актуальней другая.Проявлений благочестия, о которых речь, внешних то есть, стало настолько меньше, что уже об этом впору задуматься, а не о том лишь, подлинные они или ложные. Да и то — кто, кроме Господа, в подлинности и ложности разберется и верно рассудит?
Было время, когда для православной девушки нормой казались юбка до пят и платок, надвинутый на лоб, а для молодого человека — засаленные нечесаные волосы и всклокоченная борода. Время, когда, входя в храм, правилом было трижды в пояс поклониться, а оказавшись среди людей, подкрепляющихся пищей, всем бодро пожелать: «Ангела за трапезой!» и услышать в ответ такое же бодрое и жизнерадостное «Невидимо предстоит!». И после этого придирчиво исследовать упаковку с печеньем на предмет того, есть ли в нем яичный порошок или маргарин или что-то еще, чего нельзя в среду-пятницу-пост и чего не заметил благословивший трапезу священник. Была пора, когда на исповеди человек со слезами каялся в том, что поторопился при чтении правила или по болезни не все свои обычные поклоны положил >>>

ВЕЛИЧАЙШАЯ НАГРАДА – ВИДЕТЬ БОГА. Слово на Сретение Господне (+Аудио)

Какая же награда за праведность, за веру, за благочестие? Какая вообще может быть величайшая награда от Бога? Обычному человеку если предложить такой вопрос, то мы услышим множество ответов: начиная от власти, могущества, богатства, здоровья, долгих лет жизни, счастья и т.д. Но как Само Божество, Сам Бог определяет, какая в Его Божественных очах величайшая награда для человека? Человек может увидеть Бога. Человек может встретиться с Ним, и тогда перед ним открываются все смыслы жизни. Именно так произошло и со святым Богоприимцем Симеоном.


СкачатьMP3
(MP3 файл. Продолжительность 11:01 мин. Размер8 Mb)