Posts tagged ‘Путь к вере’

ЧУДО С ПОДУШКОЙ

Та самая подушка. Фото: Иван ЖукЖил-был таксист. И не плохо, надо сказать, жил: особо не напрягался, кормил семью, не изменял жене, воспитывал сына, ухаживал за старушкой-мамой. А когда у жены с его матерью что-то там не сложилось и разгневанная супруга поставила вопрос ребром, таксист, пожалуй, впервые всерьез промыслил:

– Сегодня моя мать мешает, а завтра, глядишь, я не угожу.

Промыслил так таксист – да и развелся с женой. Оставил ей мебель, гараж, машину (сына она уж сама отсудила), а вот однокомнатную квартирку разделили на две небольшие клетушки в разных концах Москвы с соседями в смежных комнатах. Таксист со своей матерью обосновались вблизи метро «Люблино», а бывшая лучшая половина с их пятилетним сыном поселились у Трех вокзалов >>>

БУДЕТ СЧАСТЬЕ

«Жизнь не задалась… Все не так! Вот другие… Почему у них все получается, все планы реализуются, все спорится? Чем хуже я, чем лучше они? Отчего все так несправедливо? Почему Господь мне не помогает?»

Знакомые вопросы? Часто приходится их слышать? А отвечать на них? А самому задавать?.. Не вслух, может быть, про себя только. Но случается ведь…

А и правда — отчего? Почему?

Ведь Господь всегда «близ призывающих Его» (Пс. 144, 18). Ведь нет никого, кто был бы Им нелюбим, бесповоротно отвергнут. И нет, не может быть у Него никакого лицеприятия. Что же тогда?

Верит человек, в храм ходит, исповедуется, причащается, молится. А все одно — как об стену горох: те же неудачи, то же кручение на одном месте, та же бестолковость жизни, бесплодность всех усилий. И то же непроходящее недоумение, до скорби, до боли, до обиды: «Да почему?!».

Есть один ответ… Очень внятный, очень ясный, единственно верный. Одновременно и на поверхности лежащий, и предельно глубокий, серьезный. И вместе с этим — умом и сердцем не просто не принимаемый, а прямо отторгаемый ими.

…Как же часто мы просим Господа о помощи и одновременно противимся Ему — всеми силами, всем существом своим! Как просил некогда Августин: «Господи, даруй мне целомудрие. Но только не сейчас!». И больше того: «Помоги, но не так, и не так… Этого не отбирай! То — оставь! Спаси, но дай свободу грешить…».

Ищем счастья и бежим от Того, Кто один — не только его источник, но и само счастье. Пытаемся украдкой от Всевидящего (!) что-то урвать от жизни, насладиться тем, что противно Ему.

И искренне обижаемся… на Него. И жалуемся. И ропщем. И от всего этого — еще хуже.

А состояться-то подлинным образом можно лишь одним способом. «Скажи мне, Господи, путь, воньже пойду, яко к Тебе взях душу мою» (Пс. 142, 8). А еще лучше: «Сам меня, Господи, этим путем поведи, даже если не захочу потом этого, если вырываться буду, биться в Твоих руках. Сейчас, когда мой ум хотя бы отчасти ясен, когда страсти не помрачают его, приношу молитву мою. Вонми ей, не дай пропасть мне вдали от Тебя».

Поразительно, как мы боимся сказать что называется у отцов «в чувстве сердца»: «Да будет воля Твоя!» или проще: «Делай со мной, что хочешь, только спаси!». По Его воле приходим в этот мир, по Его же воле его покидаем, от Его решения и вечная участь наша зависит всецело, и Ему не доверяем? Никто не любил и не полюбит нас так, как Он, и Его боимся? >>>

ФОРМУЛА СЕМЬИ. Из опыта семейной жизни. Артемовы

Семья АртемовыхСергей Иванович, 43 года, водитель в фонде «Милосердие»

Наталья Викторовна, 49 лет, руководитель средней группы фольклорного хора

22 года в браке

Дети:

  • Николай, 21 год, студент МГОУ, исторический факультет
  • Иван, 19 лет, студент МАДИ, отделение строительства дорог
  • Даниил, 18 лет, студент МПГУ, отделение физкультуры
  • Мария, 16 лет, ученица 10го класса гимназии № 1538
  • Федор, 14 лет, ученик 8го класса школы № 1192
  • Василиса, 10 лет, ученица 4го класса школы № 1192

Сергей Иванович

Мою жену я ценю за готовность рожать детей и заниматься их воспитанием. Это основное. Конечно, когда я женился, думал о другом — Наташа мне нравилась своей скромностью, симпатичностью. Но с опытом начинаешь ценить именно то, что ей так дорога семья, что она так охотно выполняет свой долг жены и матери.

Когда создавал семью, у меня не было четкого представления, какой она должна быть. Я просто не сопротивлялся, и все сложилось естественным образом. У меня было доверие к Богу, уверенность, что все происходящее — к лучшему. Поэтому я не сопротивлялся. Мне даже в какой-то момент стало интересно, чем же все это закончится? >>>

ТРЕВОЖНОСТЬ, С КОТОРОЙ МЫ НЕ МОЖЕМ РАССТАТЬСЯ

– Испытываешь ли ты чувство тревоги? – Я задавал этот вопрос очень многим людям, и большинство из них смотрели на меня, улыбались и отвечали:

– Батюшка, это риторический вопрос? Естественно, все мы испытываем тревогу. Может быть, ты не тревожишься?

И тогда я оказался в трудном положении: когда я задал этот вопрос себе, то понял, что и во мне живет чувство тревоги. Все мы очень тревожимся. И сейчас, перед началом радиопередачи, я беспокоился и думал, смогу ли сказать то, что надо. Да, и я тревожусь.

Идешь в школу и видишь маленьких детей – оказывается, и у них присутствует в жизни напряженность, гонка, паника и неуверенность… Да, все мы беспокоимся. Невероятно, но это стало уже глобальной эпидемией. Всех нас охватывает это состояние.

Самое неприятное, что тревога – это то, что невозможно описать, не знаешь, что она собой представляет. Пытаешься подобрать слова – и не можешь. Что же это, в конце концов? Это – переполняющие душу страх, неуверенность, ощущение надвигающейся беды или мучительное воспоминание о том, что уже произошло. Так мы и живем: либо опасаемся того, что может случиться, либо то, что уже случилось, не отпускает, смущает и угнетает нас внутренне, ни на минуту не оставляя душу в покое.

Мы постоянно куда-то спешим, мы не умеем наслаждаться жизнью, которую нам даровал Господь. Мы постоянно находимся в погоне, постоянно ждем чего-то нового, отличающегося от того, что есть у нас сегодня. И возникает вопрос: а когда мы будем радоваться сегодняшнему дню? Когда им насладимся? Ведь то, что тут и сейчас, в твоих руках, так быстро исчезает. Время летит. Я говорю, и время пролетает, проходит. Настоящее постоянно ускользает от нас, мы постоянно живем в другом времени – между прошлым и будущим – и не замечаем настоящее. Сейчас часы показывают начало второго, но мы живем не этим часом, а завтрашним или послезавтрашним днем, думаем о том, что произойдет через месяц, какими мы будем. И туда, в будущее, мы заглядываем не созидательно и творчески, а с чувством тревоги. Постоянное ожидание чего-то и размышления об этом делают нас больными, и мы теряем способность радоваться >>>

ЧЕТЫРЕ ФИЛЬМА О СТАРЦАХ

Совсем недавно телеканал «Культура» показал в один день (4 мая 2013 года) четыре фильма о старцах:святителе Иоанне (Максимовиче)протоиерее Николае Гурьянове, преподобном Гаврииле (Ургебадзе) иархимандрите Иоанне (Крестьянкине). На нашем портале уже была опубликована беседа с их автором Юлией Варенцовой и вот теперь, с любезного разрешения автора и телеканала, мы представляем и сами фильмы.

ЧЕТЫРЕ ФИЛЬМА О СТАРЦАХ

КАК СЕМИНАРИСТ ВАСИЛИЙ В ВОЙСКАХ ВКО СЛУЖИЛ

Василий ЛапкинПосле того, как на портале Православие.Ru была опубликована беседа с семинаристом Иваном Букаревым, добровольно отслужившим в рядах ВДВ, мы получили огромное количество писем и отзывов и поняли, что армейскую тему нужно продолжить.

Наш новый гость – студент Сретенской духовной семинарии Василий Лапкин – отслужил в подмосковной части войск воздушно-космической обороны. Василий рассказал о том, почему в армии больше нет дедовщины, куда подевался «наряд на столовую» и как солдаты приходят к вере >>>

Смысл жизни

Подробнее здесь aosipov.ru

ЧЕТЫРЕ ФИЛЬМА О СТАРЦАХ

На телеканале «Культура» в субботу, 4 мая, выйдет в эфир цикл документальных фильмов, посвященных подвижникам благочестия XX века. Это кинобиографии четырех известных старцев – архиепископа Иоанна Шанхайского, протоиерея Николая Гурьяноваархимандрита Гавриила (Ургебадзе) и архимандрита Иоанна (Крестьянкина).

Крест Христов

Несение креста. Фёдор Антонович МоллерАннотация сайта: krest.robotlandia.ru
Авторы: Геннадий Орлов, Лемещенко Наталья — ученики воскресной школы при храме Св. Вмч. Георгия Победоносца города Переславля-Залесского (авторы опирались на лекции иерея Андрея, которые они посещают каждое воскресенье)

Почти 2000 лет прошло с того момента, когда гонимый своими мучителями Иисус, сын плотника, нёс Свой крест на Голгофу, где был распят, невинный вместе с двумя настоящими разбойниками.

Почему так поступили с ним? А, главное, почему Он сам попустил Свою смерть на кресте? Ведь мы знаем, что Иисус на самом деле не был сыном плотника, Он был Христом — сыном Господа, значит, Ему подвластно было всё сущее, и Он принял Свою крестную смерть добровольно.

Почему после того, как Христос был распят, появились христиане — люди, которые старались жить по заветам Сына Божия и Сына Человеческого? Почему этих людей преследовали, хотя они никому не делали зла?

Их мучили, бросали львам, сжигали на кострах за одно только имя Христа. От них требовали очень «простой» вещи: отречься от Христа, и тогда они были бы (по существующим законам) отпущены с миром. Просто сказать несколько слов против Христа, и мучения прекратят, подарят жизнь.

В чём сила учения Христа? Как может Слово изменить человека настолько, что ради него можно вытерпеть все мучения и отдать жизнь свою без колебаний?

Ответы на эти вопросы даются на сайте в изложении людей, которые сами недавно открыли для себя христианство. Авторам открылись удивительные вещи, что-то стало понятно и легло на душу, что-то до сих пор остаётся загадкой.

Интересны авторские литературные инсталляции событий. Например, описание трудов старца Симеона (страница “Истоки”, krest.robotlandia.ru/0101.htm) по переводу книги пророка Исаии.

На странице “Страсти Христовы” (krest.robotlandia.ru//0104.htm) авторы раскрывают основной вопрос христианства “Суть жертвы Христа”: зачем Иисус добровольно предал себя распятию, будучи Богом? Ведь Он, как Бог, мог всё бы “уладить” без жертв, просто Своим могуществом. Оказывается, всё не так просто. И некоторые вещи в
нашей жизни достаются только с помощью жертв, и, вообще, царство Божие “нудится” (“и нуждницы восхищают е”).

Адрес сайта: http://krest.robotlandia.ru/

УХО СЛЫШАЩЕЕ И ГЛАЗ ВИДЯЩИЙ

Рядом с нами, даже прямо на нас самих имеются неоспоримые доказательства бытия Божия. Это наши уши и глаза. Вот притчи говорят: «Ухо слышащее и глаз видящий – и то и другое создал Господь» (Прит. 20:12)

Притчевая речь иногда кажется простой до банальности, но это обманчивое впечатление. Дело не в том, что Господь сотворил всё, в том числе и человека, а значит – его уши и глаза. Дело в том, что глаза и уши чрезвычайно сложны, это подлинные ювелирные творения и одновременно – точно настроенные механизмы связи с внешним миром. Их сложность и точность заставляет смеяться при слове «эволюция» и снимать шляпу при слове «Творец».

Я смотрю в первый попавшийся атлас (лучше популярный, чем строго медицинский). Смотрю на схему строения глаза (тем же глазом, кстати, и смотрю), и у меня отвисает челюсть. Глаз похож на фотоаппарат и компьютер одновременно (мы смотрим глазом, а видим – мозгом). Хрусталик, стекловидное тело, пучки нервов, переплетенные, как сложный кабель… Огромные объемы информации, обрабатываемые ежесекундно. Глазное яблоко движется с помощью шести мышц, которые работают согласованно, и движение глаз происходит свободно и безболезненно. Ресницы защищают, слезные железы увлажняют… Короче, все так премудро, что у меня возникает навязчивый вопрос: откуда могут взяться неверующие в Бога офтальмологи? >>>

ОВСЯНОЕ ПЕЧЕНЬЕ

Случается, самые обыкновенные фразы, сказанные по пустякам, становятся, что называется, учительными. Важен момент, в который произносятся эти простые и, быть может, неинтересные фразы. Если момент подходящий, то и расхожие слова, употребляемые нами по нескольку раз на дню, могут обрести особый смысл и даже вызвать некие, более или менее содержательные, размышления. А вот удобоприменительность момента — вопрос загадочный и легковесному объяснению не подлежит. Тут уж все как получится…

Однажды, второго февраля, мы отмечали у отца архимандрита очередную годовщину Сталинградской битвы, в которой он принимал самое героическое участие. Батюшка был известен крайней строгостью по отношению к себе и безграничной доброжелательностью ко всем остальным людям. Его уже донимали всякие немощи, так что из кельи он выходил редко, разве только на службу иногда: помолиться со всеми, причаститься… Жил, можно сказать, в молитвенном уединении. Но Сталинградскую победу отмечал неуклонно. И всякий, кто помнил, что именно произошло второго февраля сорок третьего года, мог зайти к нему. Празднование совершалось в полном согласии с традицией, начало которой, как мы понимали, было положено еще на передовой. Каждому вручались две мятые алюминиевые крышки от термосов: в одной — сто не сто, но граммов пятьдесят фронтовых, в другой — специально приготовленная закуска: зеленый горошек в собственном соку, перемешанный с мелко нарезанным соленым огурчиком. Мы выпивали крышечку «за победу!», подкреплялись кулинарным изыском и пиршество завершалось. Хозяин кельи в этом занятии не участвовал по привычной склонности к аскетизму. Да тут еще присоединился к нему молоденький пономарь, пришедший с одним из священников: он строго отверг предложение и взирал на все с видимой осудительностью.

Рассказывать про войну отец архимандрит не любил:

— А чего там рассказывать? Наступаем, отступаем, окапываемся. Опять наступаем. Того убило, этого ранило. Того похоронили, этого — в госпиталь. Другого убило, меня ранило. Его похоронили, меня — в госпиталь. Подлечили — опять: наступаем, отступаем, окапываемся. Война — дело неинтересное, — и улыбался.

Обычно такие встречи проходили в разговорах о всяких церковных новостях: где чего построили, кого куда перевели по службе, но тут батюшка вдруг спросил, а из нас-то кто-нибудь бывал в Сталинграде? Оказалось, что, кроме меня, никто.

— В какие, — спрашивает, — времена? Наверное, Волгоградом назывался уже?

— В начале пятидесятых, — говорю, — самый что ни на есть Сталинград >>>

Великий пост. Вступая на стезю посильного подвига…

Дорогие! Только что сел за компьютер, чтобы написать несколько строк. Из приоткрытой на кухню двери душисто пахнет блинами, а сам я мысленно уже в другом пространстве, великопостном – по телефону договариваюсь о встрече с людьми на Первой седмице…

Ноги наши занесены над поприщем Великой Четыредесятницы…
И в эти предшествующие Великому посту дни, хочется сказать вам несколько напутственных слов:

Но сначала – история. Она произошла с одним нашим читателем и моим другом, который в прошлом году начал Великий пост на Афоне.

«Это была моя, отец К., ошибка… Здесь в первые дни вообще ничего не едят. Потом, в среду, дают водичку с укропом… И постоянное богослужение. Голова кружится, ноги не держат, в животе урчит, каждый час искушение: прямо сейчас вызвать катер-такси и броситься вон с Афона». 

Но мой друг преодолел все эти искушения. И вот однажды они с товарищем >>>

ЦЕНА ОБЪЯТИЙ

Распятие. Синайский монастырь, XIII в.Объятия Отча отверсти ми потщися,
блудно мое иждих житие,
на богатство неиждиваемое
взираяй щедрот Твоих, Спасе,
ныне обнищавшее мое да не презриши сердце.
Тебе бо, Господи, умилением зову:
согреших на Небо и пред Тобою.

Раз в году звучат на богослужении эти слова, в Неделю о блудном сыне, за всенощной. Где-то поются, трогая душу, проникая до самой глубины ее, где-то читаются, скоро и невнятно, никак не обращая на себя внимание, не давая понять заключенный в них смысл. Кому случалось бывать на монашеском постриге, тому в этом смысле повезло больше: там этот тропарь поется трижды, пока постригаемый ползет из притвора храма к алтарю, от грешного мира, куда он удалился, к сим любезным объятиям >>>

С НАДЕЖДОЙ НА ВСТРЕЧУ

Время от времени в жизни каждого из нас бывает, наверное, момент, когда хочется оглянуться и подвести некоторые итоги, дать, по крайней мере, самому себе отчет: что успели мы в жизни хорошего и важного сделать. Или хотя бы так: что с нами в жизни важного, хорошего произошло? И вот вроде бы уже прожито и сделано что-то — и то, и это, и что-то еще… А чем похвалиться, не знаешь — нечем. И в том какой-то недостаток, и в этом изъян, и еще что-то — совсем никуда не годится. Что же до происходившего… Многое происходило, но и из этого что выделить, что на первое место поставить, не всегда сразу поймешь: одно с другим спорит, соревнуется, соперничает. Впрочем, нет, есть то, с чем ничего в ряд не станет. Встреча. Самая главная в жизни. Решающая. Поворотная. Встреча с Богом. Наш собственный праздник Сретения. Мы можем не помнить его дату, не иметь его «иконы», запамятовать какие-то связанные с ним обстоятельства. И все равно — если этот день был, если встреча состоялась, то все не зря: есть точка, из которой наша жизнь может уже не развиваться по горизонтали, а превратиться в вертикаль, в которой время соприкасается с вечностью, а сама вечность приоткрывается для нас.

Когда я думаю об этой встрече, меня всегда переполняют два очень сильных, противоречивых чувства.

Первое — радость. Я понимаю, что ничем этой милости Божией не заслужил, но, тем не менее, сподобился. И ею — живу.

Второе — скорбь. Скорбь о тех людях, которые встречи с Богом не пережили: о тех, о ком я знаю очень мало, в большей степени — о тех кто мне знаком, еще более — о тех, кто мне близок и дорог. Здесь — особая боль… Я смотрю на них и мне страшно — за них и вместе с тем за себя. За них — потому что без Бога нет жизни, есть только постепенно надвигающаяся, неотвратимая смерть. За себя — потому что, глядя на них, я думаю: «Ведь и я мог бы, как они, по-прежнему существовать в этой не имеющей подлинного наполнения и смысла пустоте, каковой является без Бога человеческое бытие!».

Я не ищу объяснения тому, что приносит мне эту нечаянную в полном смысле слова радость — я просто благодарю за нее >>>

ИСКУШЕНИЕ

Чтение Евангелия можно сравнить с восхождением на Эверест: издалека белоснежные вершины вызывают восхищение, но по мере приближения к ним непривыкший человек начинает испытывать нарастающую тревогу и дискомфорт. Тому, кто слышал о Христе краем уха, Его учение кажется романтическим рассказом о свободе, любви и всепрощении. Но тот, кто честно попытается построить свою жизнь по Евангелию, скоро убедится: этот «маршрут» относится к высшей категории сложности. В словах Спасителя можно встретить такие истины, принять которые оказывается крайне трудно.

В работе под названием «Сумерки идолов» Ницше писал: «Некогда из-за глупости, заключающейся в страсти, объявляли войну самой страсти: давали клятву уничтожить её… Самая знаменитая формула на этот счёт находится в Новом Завете: “если око твоё соблазняет тебя, вырви его” – к счастью, ни один христианин не поступает по этому предписанию… Церковь побеждает страсть вырезыванием во всех смыслах: её практика, её “лечение” есть кастрация».

Логика немецкого философа проста: христианское учение враждебно жизни, но его носители продолжают жить, ибо они лицемеры.

В действительности все гораздо сложнее. Быть может, Ницше не знал этого, но слова «вырви и отбрось от себя» буквально исполняли те, кто входил в секту скопцов, основанную Кондратием Селивановым в XVIII веке. И вот какое дело: практика именно этой секты показала, что так называемая «первая печать», или оскопление, не приводит к подлинному целомудрию. Человек, лишенный физической возможности блудить лично, очень скоро убеждается в том, что можно разжигаться, наблюдая за тем, как это делают другие. И вот уже глаз – совсем другая часть тела – становится причиной все того же соблазна. Его, конечно, тоже можно удалить, но и это не отнимет возможности грешить, предаваясь сладострастным фантазиям и воспоминаниям >>>

ВОСЕМЬ СМЕРТНЫХ ГРЕХОВ И БОРЬБА С НИМИ (ЛЮБОДЕЯНИЕ)

Христос и женщина, взятая в прелюбодеянии. Равенна, V в.Каждому священнику периодически приходится отвечать на один и тот же вопрос (обычно его задает молодежь): «Почему телесные, плотские отношения между мужчиной и женщиной вне брака считаются грехом? Ведь все это совершается по обоюдному согласию, никому не причиняется вред, ущерб. Вот прелюбодеяние – другое дело: это измена, разрушение семьи. А здесь что плохого?».

Для начала вспомним, что такое грех. «Грех есть беззаконие» (1 Ин. 3: 4). То есть нарушение законов духовной жизни. А нарушение как физических, так и духовных законов ведет к беде, к саморазрушению. На грехе, на ошибке ничего хорошего построить нельзя. Если при основании дома допущен серьезный инженерный просчет, дом долго не простоит; такой дом был построен как-то в нашем дачном поселке и через год развалился.

Святое Писание называет сексуальные отношения вне брака блудом и относит их к наиболее тяжелым грехам: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малокии (то есть занимающиеся рукоблудием. – П.Г.), ни мужеложники… Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6: 9–10). Не наследуют, если не покаются и не перестанут блудить. Для впавших в блуд церковные канонические правила, например святителей Василия Великого, Григория Нисского, также очень строги: им запрещается причащаться, пока они не покаются и не понесут епитимью. О сроках епитимьи умолчу. Такого современный человек просто не выдержит.

Почему же Церковь с такой строгостью смотрит на грех блуда и в чем опасность этого греха?

Нужно сказать, что плотское, интимное общение между мужчиной и женщиной никогда Церковью не возбранялось, даже, наоборот, благословлялось, но только в одном случае – если это брачный союз. И, кстати, не только венчанный, но и просто заключенный по гражданским законам. Ведь и в первые века христианства существовала проблема, когда один из супругов принимал христианство, а другой (или другая) пока еще нет. Апостол Павел не разрешал таким супругам разводиться, признавая, что это тоже брак, пусть пока без благословения церковного.

Тот же апостол пишет о супружеских телесных отношениях: «Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу. Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим» (1 Кор. 7: 3–5).

Господь благословил брачный союз, благословил плотское общение в нем, служащее деторождению. Муж и жена отныне уже не двое, а «одна плоть» (Быт. 2: 24). Наличие брака – это еще одно (пусть не самое главное) отличие нас от животных. У зверей брака нет. Самка может совокупляться с любым самцом, даже с собственными детьми, когда они вырастут. У людей же существует брак – взаимная ответственность, обязанности друг перед другом и перед детьми >>>

ВЕРА УЧЕНЫХ (Беседа с профессором мехмата МГУ В.И. Богачевым)

Ученый-нефтяник Владимир Николаевич ЩелкачевО науке, вере и выдающихся учёных, ставших исповедниками Православия в XX веке — нефтянике В.Н. Щелкачёве, математиках Д.Ф. Егорове и Н.Н. Лузине, геологе и тайном священнике Глебе Каледе нашему порталу рассказал доктор физико-математических наук, профессор Московского Государственного Университета им. М.В. Ломоносова, зав. кафедрой математики факультета информатики и прикладной математики ПСТГУ Владимир Игоревич Богачёв.

— Владимир Игоревич, вы достаточно долго знали замечательного русского ученого-нефтяника Владимира Николаевича Щелкачева. Он всю жизнь оставался верующим человеком, никогда этого не скрывал и даже пострадал за веру Христову. Не могли бы Вы о нем рассказать?

— Действительно, Владимира Николаевича Щелкачева мы знали около четверти века. Можно даже сказать, что мы родственники: его сын — крестный нашего сына, а духовное родство иногда считается сильнее кровного.

Владимир Николаевич Щелкачев был исключительно интересным человеком. Он прожил долгую жизнь, почти век: родился в 1907 году, а скончался в 2005, немножко не дожив до своего столетия. Недавно в издательстве «Нефтяное хозяйство» вышла книга «Дорога к истине», — её можно порекомендовать всем, правда, не знаю, насколько она доступна.

Основную часть этой книги составляют его личные воспоминания — их, конечно, пересказать кратко невозможно, но в двух словах лейтмотив такой: вопросы взаимоотношений науки и веры, поиска личного пути — это, конечно, вопросы вечные, и сто лет назад они были столь же острыми, что и сегодня.

И вот Владимир Николаевич рассказывает, как он и другие люди его времени решали такие вопросы, — причем надо отметить, что тогда, наверное, всё это было ещё более драматично.

Он родился в 1907 году, и его пятнадцати-двадцатилетие, — возраст, когда человек вообще начинает задаваться «вечными» вопросами, — пришлось на послереволюционный период, гражданскую войну и первые годы после неё.

При этом надо учесть, что отец Щелкачева был боевым офицером — царской, разумеется, армии, полковником, — и несколько раз арестовывался новыми властями. Его выпускали, затем опять арестовывали, снова выпускали и забирали, — он прожил после революции около двадцати пяти лет и почти все это время провел в лагерях и ссылках >>>

«ДА» И «НЕТ»

«Да будет слово ваше да, да; и нет, нет…» (Мф.5:37). Что за добродетель, одна – в двух диаметрально противоположных по смыслу словах? Только в том она, чтобы не раздваивалось сердце наше, чтобы не было в нем лукавства? Чтобы, «да» говоря, «да» и думали? И чтобы, «нет» отвечая, «нет» помышляли? Или же есть еще какой-то смысл в этом евангельском речении? Есть, кажется, потому как всякая заповедь Господня «широка зело» (Пс.118:96), и много в ней смыслов и глубин обретается сердцем, ищущим воли Божией.

Часто ли случается нам эти слова произносить? Часто… А умеем ли мы на самом деле говорить – «да» и «нет»? Понимая, отдавая себе до конца отчет в том, что значат они, направляя при этом рождающее их сердце не по собственной его воле, а по той самой воле Божией?

Если спрашивают нас люди лишь о каких-либо фактах – нашей жизни или окружающей действительности, то по совести христианской остается лишь сказать правду: подтвердить их мнение или опровергнуть, даже если нам это почему-то и бывает не с руки. И нелегко это всего чаще. Это – о лукавстве и нелукавстве.

Но можно коснуться и другого – не фактов, а готовности нашей. Готовности откликнуться на обращенную к нам просьбу, высказанное (а порой и невысказанное) пожелание или повеление даже. Или – неготовности.

Кому незнакомо: ты усталый, замученный, хлопот, забот не счесть, проблемы – одна на другой сидит и ею погоняет… Думаешь: хоть бы помог кто! А вместо этого спрашивает тебя друг, товарищ по работе, начальник, прохожий на улице: «А ты бы не мог?.. А вы бы не могли?..». И ты еще не знаешь даже, о чем речь, но ответ готов: «Нет! Оставьте меня все в покое, нет у меня ни сил, ни возможности…». Иногда он тут же попадает на язык и с языка срывается – словами резкими и обидными, или просто – отрывистыми, холодными, недружелюбными. Иногда успеешь его удержать, но взгляд еще красноречивей выдаст все, что сказать хотелось >>>

«Так просила, так просила за него…»

Подлинный рассказ одного человека

Я сидел в тесной комнатке, на 11-м этаже дома-корабля в спальном районе и нервничал, потому что мигающий телефон показывал 8 пропущенных звонков. Подозреваю, что добрая половина была от жены…
Мой собеседник молчал, только тяжело дышал. Каждое слово давалось ему с трудом. Долгой и трудной была его исповедь, потом мы намучились с Причастием – нелегко причащать человека, который и каплю воды глотает с трудом.
За стеной послышалась возня и чей-то истеричный голос. Скандал у соседей сопровождал нас все время нашего общения: прислушайся, и можно было бы разобрать, о чем они говорят.
 Перед смертью не врут,  прохрипел мой собеседник. – И я хочу рассказать вам, батюшка, о истории, которую хранил в себе сорок лет. Только Ирочка, только моя Ирочка, знала об этом, это было нашей семейной тайной.
Больной замолчал. Не тревожил его и я. Сюда я приехал полтора часа назад из храма, после вечерней службы. Службы перед Рождеством всегда заканчиваются поздно, сегодняшняя же была особенно продолжительной. Когда я собирался домой – нужно было сделать еще кое-какие покупки к столу и помочь жене в подготовке детского рождественского праздника, раздался звонок. Меня умоляли приехать, причем приехать именно сегодня, и не куда-то, а на край города… Я занервничал, потому что в последние дни совсем обделил семью вниманием и помощью. Сегодняшняя моя поездка не способствовала бы созданию теплой атмосферы дома…
Но умоляли приехать именно сегодня, потому что… завтрашний день для этого человека мог уже не наступить. 

Отдышавшись, мой собеседник начал: 
Это случилось 6 февраля, много лет назад. Я тогда пил, гулял, забросил семью и детей… Моя бедная жена все время ходила молиться обо мне блаженной Ксении на кладбище, у заколоченной часовни – в часовне был какой-то склад, но люди все равно приходили туда помолиться. Но мне  больно вспоминать  было все равно, все эти ее молитвы. Я ни во что не верил, вообще ни во что.
И вот как раз в этот день я возвращался со дня рождения своего друга, выпивший, конечно, без меры, и свалился в канаву. Было очень холодно. В канаве был снег, какие-то сучья… Знаете, когда сильно пьяный, тело не слушается. Меня повело в сторону, и я туда упал. И как-то неудачно свалился, ударился головой. Больше я ничего не помню >>>

Беседа с иереем Ярославом Шиповым

О том, как я «ударился в религию», меня спрашивают чаще всего. Пути Господни неисповедимы. До принятия сана я был писателем. Больше всего меня увлекала охота. Причем охота — как образ жизни, поскольку ни добыча, ни пальба, по большому счету, меня не интересовали — только бы в лесу жить. На охоту я ездил по всей стране: и в дальние края, и в ближние. Объездил все Нечерноземье. В советские годы проводилась специальная сельскохозяйственная политика в отношении бесперспективных деревень, суть которой в том, что одни деревни сселяли, а другие за счет этих укрупняли. В результате пустели целые сельсоветы. Тогда же леса посыпали дефолиантами (то же делали американцы во Вьетнаме). Эту же технологию для осыпания листочков применяют на хлопковых полях. Логика была следующая: лиственные породы заглушим, а хвойные будут расти. Но ничего подобного не происходило, а вот звери гибли в огромных количествах. И мне приходилось все дальше забираться на север в поисках неповрежденной природы. Так я оказался в глухом районе Вологодской области, где никто ничего не посыпал. Туда я стал ездить на охоту и рыбалку, приобрел там старенькую избушку рядом с селом Верхний Спас, которое готовилось отпраздновать свое шестисотлетие. Жители села, названного в честь Преображения Господня, по случаю юбилея, собирались восстановить церковь. Они искали человека, который бы помог им организовать весь процесс: создать «двадцатку», подготовить необходимые бумаги, зарегистрировать приход. Я тогда был уже человеком воцерковленным и стал им помогать >>>

 

См. также “РАЙСКИЕ ХУТОРА” И ДРУГИЕ РАССКАЗЫ