Posts tagged ‘Молитва’

Письмо от Василия…

Несколько чудес, рассказанных моим прихожанином

«…Когда я колеблюсь в вере, я открываю наш сайт и читаю свидетельства людей о чудесах Божиих в их жизни. И всякие сомнения исчезают. И опять верится и дышится легко…» Так сказала мне недавно одна милая девушка, читательница сайта АЗБУКА ВЕРЫ.

Я всегда призываю: делитесь! Делитесь тем, что Господь по Своей неизреченной милости совершил в вашей жизни.
На днях подходит ко мне мой прихожанин, прилежный слушатель нашей Воскресной школы для взрослых, и протягивает мне диск. «Вы, батюшка, просили делиться… Вот, я рассказал здесь несколько историй из своей жизни».
Замечательные свидетельства! И как Василий старательно и интересно все изложил!.. Храни, Господь, Вас, дорогой Василий и Ваших близких. И еще раз Вам от всех спасибо!

 

Молитва матери

До 25 лет я был неверующим, по молодости был женат. На девушке из еврейской семьи. Мы прожили около полутора лет и разошлись. Маша инсценировала суицид. В результате попала в психиатрическую больницу. Выяснилось, что моя бывшая жена давно страдает психическим заболеванием, которое врачи посчитали неизлечимым, а также рекомендовали мне не общаться с Машей, так как она тяжело пережила развод и любые воспоминания о прошлом негативно скажутся на ее состоянии. Еще у Маши нашли патологию женских органов, несовместимую с деторождением. Я справлялся какое-то время о ее здоровье у тещи, потом мы постепенно перестали общаться. У меня появляется новая семья, ребенок, мы вместе приходим к Православию, принимаем Крещение… в общем, у меня все хорошо.

И вот, через пару лет ночью раздается звонок. Я не сразу узнаю голос бывшей тещи и не сразу понимаю, о чем она пытается сказать – бессвязные фразы перемежаются рыданием. Наконец, вычленяю информацию: «Маша умирает».

Как, умирает? Ну да, я знаю, что она неизлечимо больна, но ведь психиатрический диагноз – это не смертельно! Прошу успокоиться и рассказать подробнее. 

Оказывается, у Маши начался приступ, и она, чтобы снять его, приняла назначенное ей лекарство. Но лекарство не помогло сразу (этого и не могло быть, нужно было подождать какое-то время), рядом никого в тот момент не оказалось, и Маша, не умея контролировать свои действия, принимала таблетки до тех пор, пока не почувствовала некоторое облегчение. После этого она легла спать. Утром мать начала ее будить, а Маша не просыпается! Глядь – а у нее уже глаза закатились и кожа посинела. Вызвали «скорую». Пока врачи приехали, пока пытались понять, в чем дело… нашли в мусорном ведре пустую пачку от таблеток. «Делать промывание желудка уже поздно, прошло больше шести часов – все всосалось в кровь».

Увидев, в каком состоянии мать, в больницу ее не пустили, поехал отец. Там ему объяснили, что Маша приняла количество таблеток, вчетверо превышающее смертельную дозу для крупного мужчины! А Маша – миниатюрная хрупкая девушка со слабым здоровьем. На его вопросы: «А какими осложнениями грозит это для внутренних органов, для мозга?» врачи ответили: «Неважно. Об этом сейчас думать бессмысленно, так как если она останется жива – это будет чудом. Показаний к жизни нет» и «утешили»: «Вы должны сейчас думать о том, что у вас есть еще одна дочь, младшая. Вы нужны ей».

И вот бывшая теща плачет и спрашивает: «Что мне делать?» А что я могу ответить в такой ситуации? >>>

БЕЗ НЕЕ ОЧЕНЬ ТРУДНО

МолитваЕсли не молиться по-настоящему, не иметь подлинной памяти о Боге, то невыносимо трудно жить — жизнью истинной, а не тенью ее. Слишком много такого, что убивает наше сердце, фактически уничтожает нас самих, делает всецело земными, не знающими неба. Так легко «стать плотью», в которой «не имеет пребывать Дух Божий» (ср.: Быт. 6, 3), так легко забыть о высочайшем призвании своем! Все к тому влечет — и попечения об этой плоти, не всегда простые, часто многосложные и затрудненные обстоятельствами, и жизнь, еще более многосложная, и грехом пропитанная, и подлая, и низменная, ибо такова она в особенности сейчас. И наши собственные страсти, от этой жизни еще более умножающиеся, и наши привычки, и наши слабости, и многое, многое… И только молитва и живое воспоминание о Боге дают силы быть хотя бы в какой-то степени тем, кем хочет видеть нас Господь, дышать воздухом вечности, наполняющим и исцеляющим наши сердца.

Стоит перестать молиться или начать молиться формально, «по долгу», как возникает чувство, словно ты в полынье, а лед стягивается над твоей головой. Чувство обыденности, серости, безнадежности и даже бессмысленности всего. Поэтому тот, кто не молится, часто унывает. А потом это состояние становится хроническим, и уже ни на что духовное нет в принципе сил. И когда советуют человеку молиться, чтобы выкарабкаться из той ямы, из той полыньи, в которой он оказался, он отвечает: «Да я молюсь…», не понимая уже, что есть молитва и что — лишь подобие ее, муляж. А муляж — то, в чем вообще не участвует сердце, даже на мгновение краткое, это правило, которое только потому и совершается, «вычитывается», что «надо».

Молитва должна быть окошком, через которое в нашу темницу горестей и скорбей льется чистый и радостный свет. Должна быть ветром, который пробуждает и отрезвляет нас, когда опьянены мы успехами, быстро преходящими, и благами, скоро истлевающими. Она должна быть рукой, протянутой Богу, чтобы взял Он нас за нее и вывел на простор, на «широту» (Пс. 17, 20) из тесноты искушения. Должна быть ниточкой, связывающей нас с Ним, тонкой, но крепкой до неразрывности…

…Она обязательно должна быть, потому что без нее очень трудно.

Игумен Нектарий (Морозов)

Святая вода: Что это такое? Зачем она нужна? Как правильно употреблять?

Улыбаюсь и вспоминаю эпизод моей христианской юности. Мне 16. Я самозабвенно помогаю в храме: подаю кадило, подпеваю, выхожу со свечами. В день Крещения народу – тьма тьмущая. Храм переполнен, из нескольких баков раздают освященную воду. Батюшки освящают воду без перерыва. Тут бак освятили  туда нужно пробираться, потому что почти всю воду вычерпали. Старенький батюшка, который, по немощи, на пенсии, но пришел на подхват в этот день, в уголке освящает особую воду, привезенную в двух алюминиевых 40-литровых флягах. Эта вода набрана в каком-то роднике, славящемся своей чистой и вкусовыми качествами.
Во Иордане крещающуся Тебе, Господи… – затягивает тихонько батюшка, и старушки подхватывают. Освятив, воду начинают разливать.
Я это отмечаю боковым зрением, а потом делюсь в алтаре с отдыхающим батюшкой: «А отец Дмитрий родниковую воду освятил уже… Берут все».
Батюшка, вскакивает: «Как! Почему не сказали! Я же просил!» Бросается в пономарку (подсобное помещение) и ищет пустую тару. Звенят бутылки, слышно, как упала и покатилась банка (в то время пластиковых бутылок не было).
Батюшка появляется взлохмаченный, с пустой литровой бутылкой из-под водки «Столичная». Сует мне: «Быстрее беги, возьми!»
Я хватаю бутылку и пробираюсь через толпу в заветный уголок, где знающие люди получают «лучшую» воду. А там уже дело подходит к концу. Отодвигаю плечом сторожа, который подставил свою трехлитровую банку под струю, и говорю веско и торжественно: «Батюшке!». Тут уж никто не возражает – батюшке, святое дело. Налили бутылку до краев и стали вычерпывать последнюю воду себе.
Я отхожу в сторону, чтобы передохнуть. Передо мной лес голов, храм переполнен. Вижу, как на амвон выходит священник и зорко всматривается в наш угол. Представляю, что его терзают мысли: взял или не взял?
Поднимаю бутылку над головой и, победно потрясая, кричу: «Батюшка! Взял!»
Ко мне поворачиваются сотни голов. Батюшка почему-то вертит пальцем у виска.
И только тогда я понимаю, как это выглядит со стороны: молодой пономарь счастливо потрясает… литровкой водки. 

Далее…

АРХИМАНДРИТ ТИХОН: «НЕСВЯТЫЕ СВЯТЫЕ – ЭТО МЫ С ВАМИ»

Удивительные рассказы о современных подвижниках, совершающих свой христианский подвиг в монастырях и в миру. 
Месяц назад я познакомился с этой книгой, и мы всей семьей ее прочитали. С тех пор я давал ее многим людям, в том числе и неправославным. 
Для многих святость людей, живущих рядом с нами, людей, которых мы не замечаем, потому, что они тихи и скромны, неочевидна. Вот если человек помолится и ты тут же исцелишься  это да. А тот, кто на своем месте несет подвиг смирения, служения Богу и людям, не ропщет, но светло и старательно трудится, как-то святым человеком и не воспринимается… В обыденном сознании святость — это что-то выдающееся, громкое, яркое. Есть и такая святость, но есть святость неприметная, но тем не менее подлинная.
Рассказ о таких, неявных, святых дал название книге.

Священник Константин Пархоменко

http://azbyka.ru/forum/blog.php?b=701

 

Новую книгу архимандрита Тихона «”Несвятые святые” и другие рассказы» уже назвали современным патериком. Однако сам отец Тихон не согласен с такой классификацией. Его книга – не жизнеописание святых. В ней он пытался рассказать об обычных людях. Эта книга – о промысле Божием и о жизни христиан в конце XX – начале XXI века.

Видео здесь…

 

Смотрите также:

 

АРХИМАНДРИТ ТИХОН (ШЕВКУНОВ): «ЦИНИЗМ – ЭТО БОЛЕЗНЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПРАВОСЛАВИЯ»

– Отец Тихон, куда уходит вера, куда пропадает потребность в богослужении, молитве и радость?

– Однажды я беседовал с архимандритом Серафимом (Розенбергом). Это было незадолго до его смерти. Из немецких баронов, он после окончания Тартуского университета в тридцатые годы прошлого века ушел в Псково-Печерский монастырь, где провел шестьдесят лет. Во время той беседы отец Серафим заговорил о монашестве. Он сказал, что самая большая проблема современного монашества – это отсутствие решимости. Наверное, это можно сказать не только о монахах, но и о многих наших современниках-христианах.

Решимость, мужество и связанное с ними духовное благородство заметно оскудевают. Но если люди всей жизнью своей понимают, что самое главное – несмотря ни на какие препятствия и соблазны идти к Богу, быть верным Ему – то они не колеблются в вере настолько, чтобы терять ее.

Особенно ярко кризис веры, о котором Вы говорите, виден на наших подростках. В 8-9 лет дети ходят в церковь, поют на клиросе, поражают и умиляют всех вокруг, а в 14-16 лет многие, если не большинство, перестают ходить в храм.

http://www.pravoslavie.ru/smi/39133.htm

 

О молитве (святитель Игнатий Брянчанинов)

Простые правила духовной жизни

О чтении утреннего и вечернего правила

Из передачи “Русский час с протоиереем Димитрием Смирновым”. Телеканал “Спас” (14 ноября 2010 г.)