Posts tagged ‘Книги’

ПРИХОДСКОЙ ДОМ В ЛОСИЦАХ И ЕГО ОБИТАТЕЛИ

Приходской дом отца Рафаила в деревне Лосицы представлял собой самую простую деревенскую избу в одну комнату. Но в остальном здесь все было необычно.

На печи жил бесноватый Илья Данилович — могучий старик, который и на землю-то спускался нечасто. Никогда — ни до, ни после — я не встречал никого, подобного Илье Даниловичу: когда он начинал рассказывать (не имело значения — о давно ли минувших годах или о недавних событиях), слушатели невольно замирали, понимая, что столкнулись с чем-то совершенно уникальным. Илья Данилович обладал поистине эпическим складом ума. Наверное, за всю мировую историю так излагали только Гомер, Толстой и бесноватый Илья Данилович.

Память его была невероятна. Вспоминая, скажем, какой-нибудь случай из собственного военного прошлого, он перечислял имена офицеров и солдат, их звания, годы рождения и гибели, имена жен и невест, названия их родных городов и сел. А оружие, которым они сражались, будь то трехлинейка или гаубица, Илья Данилович описывал не менее завораживающе, чем был воспет щит Ахилла в «Илиаде».

К вере Илья Данилович пришел особым образом, и именно благодаря беснованию. Потому что, как говорил отец Рафаил, без беснования Илья Данилович — красавец и богатырь, ничего в этом мире не боявшийся и живший по одному закону плоти, — к Богу вовек бы не пришел. А требования плоти, по рассказам самого Ильи Даниловича, у него бывали такой силы, что, не говоря уже о любовных похождениях, однажды, в сорок первом, ночью, на передовой, он до того оголодал, что не выдержал и как сомнамбула пошел на запах тушенки к вражеским окопам. Немцы сначала всполошились, но стрелять не стали. Решили подождать, пока этот русский ввалится к ним в окоп. А когда разобрались, зачем он явился, дали ему каши с тушенкой. Так что Илья не только сам наелся, но и набил кашей каску и карманы для голодных товарищей >>>

Беседа с иереем Ярославом Шиповым

О том, как я «ударился в религию», меня спрашивают чаще всего. Пути Господни неисповедимы. До принятия сана я был писателем. Больше всего меня увлекала охота. Причем охота — как образ жизни, поскольку ни добыча, ни пальба, по большому счету, меня не интересовали — только бы в лесу жить. На охоту я ездил по всей стране: и в дальние края, и в ближние. Объездил все Нечерноземье. В советские годы проводилась специальная сельскохозяйственная политика в отношении бесперспективных деревень, суть которой в том, что одни деревни сселяли, а другие за счет этих укрупняли. В результате пустели целые сельсоветы. Тогда же леса посыпали дефолиантами (то же делали американцы во Вьетнаме). Эту же технологию для осыпания листочков применяют на хлопковых полях. Логика была следующая: лиственные породы заглушим, а хвойные будут расти. Но ничего подобного не происходило, а вот звери гибли в огромных количествах. И мне приходилось все дальше забираться на север в поисках неповрежденной природы. Так я оказался в глухом районе Вологодской области, где никто ничего не посыпал. Туда я стал ездить на охоту и рыбалку, приобрел там старенькую избушку рядом с селом Верхний Спас, которое готовилось отпраздновать свое шестисотлетие. Жители села, названного в честь Преображения Господня, по случаю юбилея, собирались восстановить церковь. Они искали человека, который бы помог им организовать весь процесс: создать «двадцатку», подготовить необходимые бумаги, зарегистрировать приход. Я тогда был уже человеком воцерковленным и стал им помогать >>>

 

См. также “РАЙСКИЕ ХУТОРА” И ДРУГИЕ РАССКАЗЫ

АРХИМАНДРИТ ТИХОН (ШЕВКУНОВ): «И ВСЁ-ТАКИ САМЫМ ГЛАВНЫМ БЫЛО БОГОСЛУЖЕНИЕ»

Протоиерей Виктор Потапов и архимандрит Тихон. Фото: М. Родионов / Православие.RuВ октябре 2012 года хор московского Сретенского монастыря и священнослужители этой обители по приглашению митрополита Илариона (Капрала) побывали на приходах РПЦЗ в Северной Америке. Поездка была приурочена к пятилетию воссоединения Русской Церкви. Мы попросили отца Тихона поделиться своими впечатлениями об этой поездке.

«После воссоединения Русской Церкви
всё встало на свои места»

– Отец Тихон, недавно вы вместе с монастырским хором вернулись из поездки по Америке. Пять лет назад, вскоре после подписания Акта о каноническом общении, также вместе с хором, вы объехали земной шар, побывав в епархиях РПЦЗ по всему свету. Что изменилось за эти годы?

– За минувшие пять лет как-то совершенно само собой разумеющимся и привычным стало наше братское общение и совместное служение, – вот что меня поразило больше всего.

Еще в России я заметил, что клирики и миряне РПЦЗ приезжают к нам запросто, как к себе домой, – как, скажем, батюшки или паломники откуда-нибудь из Омска или Тулы. И мы, когда были в Америке, с трудом вспоминали, что в течение долгих десятилетий не причащались из одной чаши. Всё встало на свои места. Иногда весьма неожиданно. Об этом говорили, например, расположенные в приходских домах на стенах по соседству портреты А.И. Деникина, митрополита Анастасия (Грибановского) и патриарха Кирилла – друг подле друга >>>